увеличение и реконструкция груди имплантами ARION
увеличение груди имплантатами арион

Внимание!
Современные имплантаты для увеличения груди  подробнее

Грудные импланты ARION    
ПРОДУКЦИЯ ПАЦИЕНТАМ ВРАЧАМ РЕЗУЛЬТАТЫ КЛИНИКИ

компания арион россия

гидрогелевый имплантат monobloc cmc

mcghan arion silimed mentor

франция лазурный берег

Система Monobloc®
Сертификаты
Пожизненная гарантия

заказ
контакты
главная
 


Интервью с директором компании "Арион" в России

«Хирурги шутят, что оболочка имплантатов „Arion“ имеет светло-синий оттенок, потому что их делают на Лазурном берегу во Франции. Это так?» — веду я светскую беседу в кафе «ПушкинЪ» с очаровательной белокурой бизнес-леди по имени Юлиана.

«Без хирургов вообще было бы скучно жить, — улыбается Юлиана. — Завод по производству имплантатов „Arion“ находится между Ниццей и Каннами. Это протезы для увеличения женской груди, которые выпускаются с 1965 года — тогда их придумал основатель компании, французский ученый-доктор месье Арион. Мне всегда казалось, что у французов на генном уровне закреплено стремление окружать себя всем самым лучшим. Почему, к примеру, Париж был, есть и будет столицей роскоши? Почему Лазурный берег остается курортом номер один, хотя сегодня без труда можно полететь в любую точку земного шара? Во всем этом, как мне кажется, кроется неискоренимо щепетильное отношение французов к качеству. Сюда же примешивается их безусловная утонченность и эстетство. Такая же история с „лазурными“ имплантатами. Уверена, такой цвет подчиняется характеристикам, заложенным в модель разработчиками. Вряд ли здесь можно говорить о дизайнерском решении. Хотя не исключаю, что сами французы, как и русские хирурги, находят в этом нечто занимательное и достойное профессиональной шутки».

Моя собеседница Юлиана — Генеральный директор компании «Арион», официального дистрибьютора продукции «Arion» в России. Французская «Laboratoires Arion» специализируется на разработке и производстве грудных силиконовых и био-имплантатов более 40 лет и является одним из лидеров в своей отрасли. Головной офис «Arion» в России находится в Санкт-Петербурге, а в день нашей беседы Юлиана приехала в Москву, чтобы принять участие в ежегодном Съезде Российского общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов (ОПРЕХ) и презентовать там новую модель имплантатов «Arion» — «Monobloc®Silicone AX». После научного заседания мадмуазель Arion согласилась дать эксклюзивное интервью.

Корр.: На Невском проспекте в Санкт-Петербурге тоже есть ресторан «ПушкинЪ», но только чуть поменьше своего московского тезки…

Я пытаюсь изящно спросить, почему русский «Arion» прописан в Питере, а не в Москве, где эстетическая медицина развивается более динамично. Нет ли проблем с силиконовыми поставками в столицу?

Юлиана: Вопрос, где больше развита пластическая хирургия, я бы оставила открытым. В Питере огромное количество специалистов самого высокого класса, и это лишний раз подтвердила сегодняшняя конференция ОПРЕХ. При этом и столица стабильно удерживает планку профпригодности на самом высоком уровне. Хотя, конечно, в Москве делается безумное количество операций, и тут север уступает. При этом наш московский офис отлично справляется с объемами заказов — проблем с поставками нет нигде. К тому же это отлаженная система, ведь мы представлены практически во всех городах-миллионниках России.

Корр.: Раз со специалистами, поставками и рынком в целом все в порядке, предлагаю вернуться к нашему любимому лазурному цвету и поговорить непосредственно об имплантатах «Arion». Насколько я понимаю, такой цвет имеют только биоимплантаты. И такие биоимплантаты имеются только у «Arion». Верно?

Юлиана: Да, у «Arion» патент на биоимплантаты. Но в России их почему-то часто путают с так называемыми физрастворными протезами, внутри которых нет ничего, кроме водно-солевого раствора. В состав же биоимплантатов «Arion» помимо физиологического раствора включена карбоксиметилцеллюлоза (КМЦ). Это природный полимер, который абсолютно идентичен нашему организму. При попадании в полость тела он не вызывает никаких реакций и легко распадается до углекислого газа, воды и глюкозы. А значит — абсолютно безопасен для организма пациентки. На этом «похожесть» биоимплантатов и физрастворных имплантатов заканчивается. За счет КМЦ наполнитель биоимплантатов «Arion» по ощущениям напоминает силикон — этот гель держит форму, не течет и не «булькает», в отличие от того же физраствора. При этом стоит помнить, что обыкновенный когезивный силикон, попадая в тело пациентки при разрыве оболочки протеза, не рассасывается и требует хирургического удаления.

Корр.: У «Arion» есть серия имплантатов белоснежного цвета, заполненных силиконом. Какие протезы более востребованны — синие или белые?

Юлиана: Не совсем корректный вопрос. «Arion» представляет весь спектр силиконовых имплантатов — круглых и анатомических. И они действительно белоснежные (улыбается). Каждая модель имеет обширную размерную шкалу, которая обеспечивает индивидуальный подбор имплантата. Из всей реализуемой продукции приблизительно 80% приходится на силиконовые протезы и 20% — на наши патентные биоимплантаты. Но здесь не стоит измерять одними величинами. Есть ряд хирургов, которые используют биоиплантаты в 100% своих операций. Это дело личных предпочтений специалистов и их пациентов.

Корр.: По-моему, патенты в пластической хирургии — вещь весьма иллюзорная, ведь все новинки моментально перенимаются из-за жесткой конкуренции на рынке. Помнится, в свое время фирма по производству имплантатов «McGhan» заявляла, что у нее есть патент на пористую оболочку эндопротезов. Между тем, текстурированную поверхность сегодня имеют почти все имплантаты от известных производителей. Насколько защищены «авторские права» в этой области?

Юлиана: Откровенно говоря, я не очень вникаю в эти процессы. Тут вам лучше бы ответили разработчики и менеджмент основных компаний-производителей. Для меня главное, чтобы хирурги и пациенты в моей стране оставались удовлетворенными продукцией, которую я им предлагаю. И я знаю, что у «Arion» нет никаких нарушений чужих патентных прав. Наоборот, иногда самой компании приходится бороться с контрафактом и всяческими репликами. Что касается «McGhan», то я слышала о судебном разбирательстве — компания пыталась добиться исключительного права на производство имплантатов с пористой оболочкой. Насколько известно, дело было проиграно. Хотя, повторюсь, я не вникала в эти вещи… Тем н е менее, факт остается фактом: текстурированную оболочку имеют эндопротезы самых разных производителей, в том числе «Arion».

Корр.: Но у оболочки «Arion» есть некоторые отличительные особенности…

Юлиана: Вы правы. У «Arion» есть несколько линий имплантатов: с гладкой, текстурированной и микротекстурированной оболочками. Текстурированная оболочка имеет поры в 600 микрон. Это стандарт, достаточный для того чтобы ткани пациентки хорошо сцеплялись с имплантатом, и не возникало такое осложнение, как капсулярная контрактура. Некоторые хирурги предпочитают ставить эндопротезы с микротекстурированной оболочкой. Такие импланты хорошо скользят при установке — в этом отношении хирургу легче с ними работать. Кроме того, вокруг них образуется более нежная капсула. Это особенно важно для пациенток, организм которых склонен к активному процессу рубцевания после хирургических вмешательств. Кроме того, оболочка всех имплантов «Arion» состоит из 6 защитных слоев, чтобы исключить возможность проникновения наполнителя протеза в ткани организма. Система барьерных слоев в оболочке «Arion» пока не имеет аналогов среди других проиводителей эндопротезов.

Корр.: Импланты «Arion» производятся с применением системы «Monobloc» — это тоже «ноу хау» компании?

Юлиана: «Monobloc» означает единое целое. В процессе производства, чтобы соединить оболочки имплантата с клапаном, через который имплантат наполняется биогелем или силиконом, используется так называемая автогенная сварка. Поэтому имплантат получается абсолютно герметичным и может выдержать растяжение более чем на 950% от площади своей поверхности. Некоторые другие производители присоединяют клапан к «телу» имплантата при помощи специального клея. В таких случаях клапан может отклеиться, хотя вероятность этого, конечно, минимальна.

Корр.: Во время Съезда ОПРЕХ (Общество Пластических, Реконструктивных и Эстетических Хирургов России) был заслушан доклад «Использование сверхвысокопрофильных имплантантов при увеличении молочных желез со сложной формой». В нем шла речь об имплантатах «Monobloc®Silicone AX» от «Arion». Расскажите о них поподробнее.

Юлиана: Данные имплантаты рассчитаны на пациенток с незначительным птозом груди — первой и второй степеней. Это протезы экстравысокого профиля, за счет которого грудь заметно приподнимается. Основание «Monobloc®Silicone» заполнено более мягким когезивным гелем, за счет чего обеспечивается естественное прилегание имплантата, плавность и естественность линий. «Нос» эндопротеза выполнен из более плотного силиконового геля, что позволяет ему не «заваливаться» и стабильно удерживать форму груди. Эти имплантаты идеальны для тех пациенток, которые не хотят делать подтяжку груди из-за значительного количества рубцов, которые предполагает эта операция.

Корр.: Как давно появились «Monobloc®Silicone» в России?

Юлиана: Три года назад. Во Франции они вышли в серийное производство гораздо раньше и уже заслужили признание разборчивых жительниц этой страны. Впрочем, я уже говорила, что французы — жуткие эстеты.



Имплантаты молочной железы ARION, Франция.
Увеличение груди и пластика молочных желез имплантатами Арион.